Category: экология

Category was added automatically. Read all entries about "экология".

Росприродпозор и другие государственные ошмётки. Часть 1

В конце октября неправительственные экологи и экологисты в очередной раз подписывались под очередным заявлением – на этот раз, адресованным IV Всероссийскому съезду по охране окружающей среды.

Я обычно «с пониманием» отношусь к таким заявлениям, но здесь почувствовал, что это уже нечто совершенно невозможное.

Огромный текст, состоящий, в основном, из «Основных направлений по решению экологических проблем России», заканчивался следующим «криком души»:

«Экологическая ситуация в России вышла из-под контроля государства и общества. Российские экологические проблемы требуют решения в интересах обеспечения экологического благополучия граждан и экологически устойчивого развития страны. Экологические неправительственные организации России работали и будут работать для поворота России на путь экологизации общества и государства» – http://www.biodiversity.ru/news/forum/2013/manifest.html.

Что, спросите вы, не так?

А все дело в том, что на определенном этапе имитационный характер таких заявлений (имитационный, поскольку имеет смысл лишь в предположении диалога, которого в действительности нет) становится совершенно недопустим.

В частности, когда в этот год, объявленный «годом экологии», давно нелегитимные власти уничтожали уникальные природные объекты олимпиадным строительным разбоем, продолжали и усиливали преследования экоактивистов, когда наряженные в форму Нефтебандосии пираты захватывали мирное судно и организовывали на глазах всего мира уголовное преследование экологов по демонстративно сфабрикованным обвинениям – всякая «диалогоподобная» деятельность независимой экологической общественности легитимирует эту преступную власть, поощряя к дальнейшим преступлениям. 

Небольшой правовой ликбез

Еще хуже то, что подписанты в своем заявлении как бы признают, что в России имеется и некое «государство», которое, как следует из заявления, способно что-то контролировать – ведь экологическая ситуация вышла из-под его контроля, и, чтобы исправить ситуацию, государство это надо «экологизировать». В каких направлениях – подробно расписано.

Так вот – все это сквернейшая имитация, поскольку на самом деле – и некоторые из подписантов это прекрасно понимают – никакого «государства» в смысле способности к государственному управлению для достижения декларируемых целей в России уже нет. (Но – подписывают, убеждая себя, что «когда-нибудь» это востребуется, и не понимают, что тем самым удаляются от этого «когда-нибудь».)

На вопрос «почему это у нас нет государства?» ответ дается с ходу: потому, что когда-то в государственный аппарат прогрызли ходы и забрались паразиты, которые в силу своей морфологии ничего, кроме присасывания к ресурсам, делать не могли. Так вышло потому, что долгое время это сосание выдавалось за общественно-полезный труд, а потом уже и делать что-либо стало поздно: государство умерло, а его аппарат стал использоваться паразитами исключительно для всемерного расширения сферы сосания.

Самое главное, чем обеспечили себе неприкосновенность паразиты – это «независимые суды», обеспечивающие видимость законности и реальную неприкасаемость паразитов. Без видимости законности паразитировать стало бы невозможно, поскольку внешнее пищеварение паразитов требовало соответствия их сосания определенным внешним стандартам.

Собственно, про эти «суды» я уже написал немало; откройте, допустим, последний текст «Почему не нужна люстрация НАСУМАНов и ВСЕХ ИХ нужно гнать поганой метлой» – и дальше по ссылкам.

Ну, а когда в сформированной конструкции правового государства на месте его главного института – независимого суда – оказывается его муляж, понятно, что и все институты становятся такими же муляжами, способными лишь имитировать общественно-полезную деятельность для прикрытия основной сосательной деятельности паразитов.

Вот на таких-то ошмётках государственного аппарата я и хочу сейчас остановиться.

Ибо всякие призывы введения «экологической экспертизы», «экологического контроля» и прочих элементов экологической политики совершенно бессмысленны тогда, когда на месте государства – повапленный гроб с паразитами. 

Визит дамы (из Росприродпозора в рассылку)

26 октября 2013 г. в дискуссионной рассылке Международного социально-экологического союза (МСоЭС) появился анонс вполне обычной акции:

«Из-за Росприроднадзора Москвичей лишат питьевой воды!»
«Отравленная вода из кранов? Спасибо – нет!»

28 октября 2013 года с 16 до 20 часов у здания Росприроднадзора (Москва, выход из станции метро "Баррикадная") состоится согласованный пикет против бездействия чиновников этого ведомства, не пытающихся защитить от строительных работ пойму реки Клязьма. По оценкам экологов, продолжение этого строительства оставит без питьевой воды миллионы москвичей. Пикет проводят активисты движений «Моссовет» и «Защитники Клязьмы» и «Зеленый Альянс».

/…/

Напомним, что в пойме реки Клязьма, в районе деревни Дубровка, ведутся работы по строительству еще одной взлетно-посадочной полосы для аэропорта «Шереметьево». Как известно, в составе пыли, оседающей вокруг аэропортов, содержатся тяжелые металлы – цинк, свинец, медь, марганец, хром, ванадий и другие. А ведь данные земли расположены во 2-м поясе зоны санитарной охраны станции водоподготовки. Здесь находится один из важнейших источников снабжения москвичей питьевой водой.

/…/

Экологическую катастрофу, которая ударит по всем жителям Московского региона, еще можно остановить. Но чиновники Росприроднадзора, которые должны заниматься этой проблемой, продолжают бездействовать. «Позор Росприроднадзору!» – заявляют экологи и активисты движения «Моссовет»…».

Это вполне заурядное приглашение вызвало крайне нервную реакцию неожиданного в этой рассылке персонажа, с которым я вынужден был вступить в объяснения.

Вот фрагменты этого диалога:

– Вообще-то это полная чушь и передергивание фактов. Какие там экологи бьют тревогу, вовсе не понятно, потому как «Защитники Клязьмы» – это местные жители, «Альянс Зеленых» – всем понятно, кто. А про движение «Моссовет», наверное, и вовсе никто не слышал.

У компании-застройщика есть все требуемые документы. Поэтому у Росприроднадзора нет оснований принимать меры по остановке строительства. Тысячу раз этим активистам уже объясняли, все документы предъявляли. Но такое впечатление, что имеем дело с полным неадекватом. Если и предъявлять претензии, то Роспотребнадзору, который согласовывает строительство во 2-й зоне охраны источников питьевого водоснабжения (чего нет по факту), к Росводресурсам, которые выдали требуемые разрешения на спрямление русла Клязьмы и заключения ее участка в коллектор, а также к Росстрою, который выдал положительное заключение строительной экспертизы.

С уважением,
Шершнева Ольга

– Уважаемая Ольга!
Не буду называть написанное вами чушью. Просто расскажите, как вам удалось узнать, что «у компании-застройщика есть все требуемые документы»?

Андрей Маргулев

– Оттуда, что я работаю в Росприроднадзоре.

С уважением,
Шершнева Ольга

– Чтобы вы были в курсе работы вашего ведомства, высылаю вам его ответ, где содержатся неизвестные вам сведения, которые вы столь неудачно пытались опровергать» – и приложил письмо из Росприроднадзора о возбужденных им по нарушениям на Клязьме административным делам.

– Во-первых, я в курсе, т.к. Данилов А.М. – мой подчиненный, хотя эту муть я не визировала.
Во-вторых, признание засыпки русла реки Клязьма созданием искусственного земельного участка оспаривается.
В-третьих, земельный участок предоставлен и по нему есть решение об изменении категории, поэтому ст.8.12 КоАП РФ здесь неприменима. А после изменения русла реки и включения в коллектор – тем более.
В-четвертых, происходит не строительство новой полосы, а продление существующей. А это значит, что и раньше бы полоса находилась в зоне охраны источников питьевого водоснабжения, чего по факту никто, между прочим, не подтверждается. Какой, к черту, источник питьевого водоснабжения в охранной зоне аэропорта!
В-пятых, у организации есть ВСЕ требуемые документы. Главное – положительное заключение строительной экспертизы. Поэтому оснований, кроме притягивания за уши создание искусственного земельного участка, а также захламления прилежащей территории, для привлечения к ответственности нет.

С уважением,
Шершнева Ольга.

Каюсь, я ответил на это в обличительном стиле, а напрасно. Ведь на самом деле, Ольга Викторовна Шершнёва, зам. начальника отдела надзора за водными ресурсами и морского надзора Управления государственного экологического надзора Росприроднадзора повела себя эмоционально, как человек, а это редкость среди чиновников («Хочешь сделать карьеру? Притворись, что ты умер» – А. Мальгин). Ну, она же была когда-то в экологическом движении – это, видимо, и сказалось (и в рассылке, очевидно, оказалась потому же).

После этой спонтанной дискуссии, я решил подключиться к этому вопросу, а подключившись, понял гнев госпожи Шершневой. Это был – мне хочется так думать – гнев человека, который и хотел бы, да бессилен что-либо предпринять…

Впрочем, это не снимает с нее ответственности за написание откровенной чуши. Я вынужден на этом немного остановиться, заодно обрисовав диспозицию.

Вот ситуационный план ВПП-3 из проекта:

Схема_из_приложения_6
Как видно, строительство ВПП-3 (она серая в красной обводке) никаким «продлением существующей» не является; она отделена от остальных, параллельных ей полос двумя километрами и Шереметьевским шоссе, через которое прокладывается специальная рулежная дорожка (тоже серая в красной обводке).

Соответственно, полным бредом является фраза: «А это значит, что и раньше бы полоса находилась в зоне охраны источников питьевого водоснабжения, чего по факту никто, между прочим, не подтверждается».

Сразу скажу: я не понимаю и не имею никакой гипотезы, что значит сей бред, и откуда он мог появиться у лица, в ведении которого находится государственный экологический надзор за всеми водными ресурсами Российской Федерации.

Однако, понятно, что после такого феерического промаха не стоит полагаться на уверения этой дамы о том, что «у Росприроднадзора нет оснований принимать меры по остановке строительства». Наоборот, возникают предположения: а что если эта столь экстравагантно преподнесенная идея о том, что ВПП-3 не строится в зоне санитарной охраны источников питьевого водоснабжения (а только эта членораздельная мысль и прочитывается сквозь бред), – как раз и является «горящей на воре шапкой»?..

Да, вот еще, чуть не забыл.

Возможно, не все знают, что представляет сейчас это строительство ВПП-3 на Клязьме и какая от этого вода течет в Клязьминское водохранилище.

Есть на эту тему много роликов в Сети (например: https://www.youtube.com/watch?v=lj_Uf1Gv2-4&list=PLSVx5EsFRaCWbjow-6LFr5Nra9bEOcJSF https://www.youtube.com/watch?v=LBfpKlk6LM8&list=PLSVx5EsFRaCWbjow-6LFr5Nra9bEOcJSF https://www.youtube.com/watch?v=9t2VEUUh5eU&list=PLSVx5EsFRaCWbjow-6LFr5Nra9bEOcJSF https://www.youtube.com/watch?v=V6iBtfTmlIo&list=PLSVx5EsFRaCWbjow-6LFr5Nra9bEOcJSF), а пока вот пара фотографий, сделанных мною 10.11.2013:

Слияние_коллектора_с_руслом-web
Это – место слияния свежепрорытого временного коллектора (слева) и естественного русла Клязьмы, которое будет засыпано. Левее временного коллектора строится железобетонное водопропускное устройство длинною 513 м, над которым разместится ВПП-3, а полуторакилометровая излучина Клязьмы (справа) будет засыпана.

Забегая вперед и в сторону: а почему нельзя было, если так приспичило, сначала построить это водопропускное устройство, пустить туда Клязьму, а потом засыпать естественное русло? А? Слабо догадаться?

А все очень просто: параллельное выполнение работ (строительство водопропускного устройства и засыпка Клязьмы) позволяет значительно сократить их срок их выполнения! Это не я придумал – это так в «Проекте организации строительства» в пункте «Земляные работы»:

«Строительство объектов предусматривается вести в целом параллельным методом организации работ… При параллельном методе строительства однотипные работы выполняются одновременно на разных объектах (сооружениях)».

(Цитирую по тому самому положительному заключению государственной экспертизы – основному разрешительному документу, подтверждающему соответствие проектной документации техническим регламентам и законодательству.)

Ну, и вот что получается из «источника питьевого водоснабжения» Северной станции водоподготовки города Москвы в результате этого «параллельного метода»:

Клязьма_после_ВПП-3_напротив_Шеризона-web
Поясню: эта муть – не просто взвешенные частицы, это еще и почвенные загрязнители, которых тут немало, судя по замерам. И все это – на Северную станцию водоподготовки, по которой еще 10 лет назад отмечалось:

«Работой по оценке риска здоровью населения было доказано, что питьевая вода обуславливает достаточно высокий уровень канцерогенного риска, в первую очередь, за счет воздействия винилхлорида, тетрахлорэтилена и хлороформа. При этом в районах, водоснабжение которых осуществляется от Северной станции, этот риск оказался выше (в 1,8 раза), чем в районе "Беговой", водоснабжение которого осуществляется от Рублевской станции»

(Берглезова Л.Н. Сердюкова О.Ф., Завгородняя В.В. // Проблемы оценки риска здоровью населения от воздействия факторов окружающей среды/ М. 2004 – http://erh.ru/city/city06_5.php).

Да, еще такой штрих.

Обратите внимание на 3-й из представленных выше роликов, где ученый и специалист-гидрогеолог Ю.А. Медовар «пришел к выводу, что не проводились настоящие гидрогеологичекие исследования этой территории», на которой, по его мнению, строить – это хоронить деньги в болоте.

А вот я, хотя и не видел отчета по инженерно-экологическим изысканиям ООО «Доргео», поспорю с предположением ученого, о том, что эти изыскания не проводились. Потому что выводы, изложенные в этом отчете и приведенные в Разделе 7 проекта «Мероприятия по охране окружающей среды», не слишком отличаются от его выводов. Судите сами:

Фрагмент_про_гидро~
То есть, сказано ясно и недвусмысленно: участок строительства – естественно подтопленная территория с уровнем подземных вод, при которых отсутствуют необходимые условия строительства и эксплуатации проектируемых сооружений.

Ну, отсутствуют – и хорошо. Ведь все знают: хоронить деньги в болоте – очень выгодно; примеров тому множество, одна «олимпийская» застройка Имеретинской низменности чего стоит! Ну, а ВПП-3 в этом смысле – чем хуже?

(продолжение)

Экологические проблемы Московской области

1. Под экологическими проблемами я буду подразумевать то, что более всего влияет на жизнь человека: непрерывное ухудшение качества окружающей среды – атмосферного воздуха, воды и почвы.
Эти проблемы слагаются из двух составляющих: с одной стороны – из загрязнения окружающей среды вредными продуктами человеческой деятельности, а с другой – из непрерывного уничтожения под те или иные нужды природных ресурсов.
В Московском регионе эти две составляющие находятся в наиболее тесной связи, являясь последствиями неконтролируемой урбанизации.
Феномен неконтролируемой урбанизации состоит в том, что декларируемые принципы устойчивого развития территории путем грубого передергивания отождествляются с увеличением ее так называемой «инвестиционной привлекательности», предусматривающей, в конечном счете, ее максимальную застройку и заселение.
Но если вдуматься – что может привлечь потенциального инвестора в Московском регионе? Конечно, земельный ресурс, который можно застроить каким-либо объектом продажи. В Московском регионе строительный бизнес один из самых высокодоходных, поскольку идет в зоне непосредственной близости от основных финансовых потоков и позволяет надувать спекулятивные пузыри в среде инвесторов. А какой земельный ресурс наиболее «дешев»? Конечно, «бесхозные» и беззащитные лесные территории, кадастровая стоимость которых в Московской области – несколько тысяч рублей за гектар. В результате, из окружающей среды изымается ценнейший средозащитный природный ресурс и, одновременно, производится ее загрязнение промышленными и бытовыми отходами.

2. Очень хорошо этот механизм можно проиллюстрировать историей с Центральной кольцевой автодорогой (ЦКАД), где объектами инвестирования были с самого начала объявлены производственные и складские центры и торгово-деловые комплексы, поскольку одним из ее назначений являлось участие в «экспорте транспортных услуг».
Небольшой исторический экскурс.
Когда-то власть, корыстно, но нуждалась в населении – как источнике своего процветания и стратегическом ресурсе. Власть, особенно столичная, не забывала, что лесопарки и пригородные леса способствуют очищению воздуха в городах, служат любимым местом отдыха этого населения. Именно тогда, в 1935 году, и был запланирован Лесопарковый защитный пояс города Москвы (ЛПЗП) с режимом заказника.
Его основной функцией было сохранение вокруг Москвы лесных средообразующих и водоохранных массивов, служивших и местом загородного отдыха. В расширенные в 1960-м границы ЛПЗП вошел северный комплекс водохранилищ – Клязьминского, Учинского, Пяловского, Пестовского – в системе канала им. Москвы, территории вдоль Москвы-реки и р. Пехорки. Более чем 40% из 172,5 тыс. га территории ЛПЗП занимали лесопарки. В Правилах застройки ЛПЗП г Москвы, он трактовался как «зеленые легкие» Москвы. В дополнение к ЛПЗП, в 1950 году Правительство СССР специальным постановлением создает вокруг Москвы 50-километровую «зеленой зону».
Шли годы, на ЛПЗП и «зеленую зону» велось активное градостроительное наступление. В противовес ему, в 1990-1991 годах был разработан «альтернативный» Генплан города Москвы, в котором предусматривалось линейное развитие городских территорий Московской области вдоль основных радиальных направлений. В 1992 году появились совместно разработанные «Основные направления развития Москвы и Московской области на период до 2010 года», где территория в границах лесопаркового защитного пояса рассматривалась как «внутренняя зона Московской агломерации» с жестким режимом регулирования градостроительной активности.
Однако с началом эры «большого хапка» и в условиях бесконечного дележа сфер влияния между Москвой и ее областью, все эти разработки потеряли актуальность. Население стало превращаться для власти во все более нежелательное обременением свалившейся ей в руки собственности. Конечно, нефти и газа в Подмосковье не добывают, но зато есть другой, не менее ценный природный ресурс – земля. На которой можно строить коммерческие объекты, а в Москве – еще и «озеленять», ответвляя в карманы бюджетные потоки…
Вот в рамках такого «сна разума» родилась ЦКАД, а местом ее рождения является постановление Правительства МО от 30.12.2003 № 743/48. Цитировать этот документ – просто мед пить:
«Московская область – неотъемлемая часть России и Европейского континента, территория которой развивается согласно общеевропейским законам, разделяет общеевропейские ценности, поддерживает общеевропейские гуманитарные идеи. Правительство Московской области одним из первых в России поддержало Основополагающие принципы устойчивого развития на Европейском континенте, принятые Комитетом министров Совета Европы».
В этих «основных направлениях», ЦКАД, создание которой «может вестись "не с нуля", а опираясь на существующие Малое и Большое Московские кольца», позиционировалась как «инструмент спасения головных участков федеральных дорог от транспортных пробок».
Но, на самом деле, вовсе не «спасением от пробок» были озабочены авторы «Основных направлений»:
«Строительство ЦКАД повысит инвестиционную привлекательность Московской области, создаст предпосылки для развития производственных и складских центров, торгово-деловых комплексов. В качестве первоочередных узлов развития выделяются следующие: Клин - Солнечногорск - Поварово, Кубинка, Климовск, Домодедово - Бронницы, Электросталь - Ногинск, Рахманово. По экспертным оценкам на прилегающих к ЦКАД территориях может быть создано не менее 300 тыс. новых рабочих мест, что позволит значительно увеличить налоговые отчисления в бюджеты всех уровней».
После такого зачина, ЦКАД внесли в мае 2006 г. в Федеральную целевую программу (ФЦП) «Модернизация транспортной системы России (2002-2010 годы)», утвержденную Правительством РФ еще в 2001 г. Дорога с 4-6-полосной проезжей частью имела ориентировочную протяженность 417 км, стоимость инвестиционного проекта – 228,5 млрд. рублей.
Сейчас, на завершающем этапе утверждения проекта строительства, длина дороги (522 км) увеличилась на четверть, а стоимость инвестпроекта дошла до 520 миллиардов. Предполагаемая опора на существующие кольца сведена до минимума – порядка 100 км. 40% трассы проходит по территории защитных лесов. Под вырубку для ее строительства попадают леса на площади более 5 000 га… Но это – только вершина айсберга, точнее – грядущей экологической катастрофы.

3. Ключевым шагом в «поддержке» «Основополагающих принципов устойчивого развития на Европейском континенте», стало принятие Правительством МО в 2007 г. Схемы территориального планирования Московской области. В ее составе есть «Схема зон планируемого размещения объектов капитального строительства – территории концентрации градостроительной активности». Синий цвет этих территорий не оставляет буквально ни одного живого места в радиусе порядка 30 км от МКАД и отчетливым широким поясом следует вдоль будущей ЦКАД.
Территории концентрации градостроительной активностиОдновременно, в 2008 году принимается закон «О промышленных округах в Московской области», которым предусматривается создание в Московской области 56 промышленных округов общей площадью более 10 тыс. га.
По оценкам экологов, появление на месте преобладающих вдоль ЦКАД аграрно-лесных ландшафтов почти сплошной, более чем 500-километровой кольцевой полосы из застроенных территорий приведет к необратимым для природы последствиям, угрозам образования фотохимического смога, техногенного загрязнения водохранилищ до опасных пределов и других нарушений основ системы жизнеобеспечения Московского региона.
Итак, неконтролируемая, ориентированная на центр области, урбанизация, превращение Московской области в перевалочную базу для всей страны – основной источник ее экологического неблагополучия.

4. Надо отчетливо понимать: создание такой «инвестиционной привлекательности» идет за счет наших с вами жизней и жизни наших детей. Не случайно сросшийся с властью бизнес, так заботящийся об этой «привлекательности», тщательно скрывает от нас экологическую информацию и вывозит свои семью жить за границу, где понимают, что здоровье и продолжительность жизни населения не может не входить в затраты инвестора, как это имеет место у нас.
Немного о комплексной экологической оценке экологического состояния Московской области.
Около 10% территории области находится в критическом состоянии. Это Люберецкий, Химкинский, Ногинский, Раменский, Каширский районы.
Высокой степенью опасности характеризуется около 34% (весь ЛПЗП).
Около 90% населения области живут в зоне сверхнормативного загрязнения атмосферного воздуха. Особенно это относится к городам Воскресенск, Дзержинский, Клин, Мытищи, Серпухов, Подольск, Электросталь (Битюкова В.Р., Колдобская Н.А. Экологическая ситуация в Московской области за последние 20 лет / Нерешенные экологические проблемы Москвы и Подмосковья. М., 2012).

5. Не случайно, все эти проекты «создания инвестиционной привлекательности», которая якобы подразумевает улучшение качества жизни людей от этих же людей тщательно скрываются. Где и когда обсуждалась эта Схема территориального планирования, не прошедшая даже государственную экологическую экспертизу, этот закон о промышленных округах? Население и экспертное сообщество полностью исключены из процедуры принятия решений по таким проектам; когда дело доходит до обязательных публичных слушаний, на создание проекта уже затрачены миллиарды рублей и вся мощь сросшегося с властью бизнеса направляется на то, чтобы обеспечить реализацию проекта независимо от результатов этих обсуждения даже в том случае, если не удастся провести их фиктивно и/или сфальсифицировать их результаты.
Тщательно скрывается либо просто не ведется и статистика заболеваемости, а официальных расчетов экологически зависимой заболеваемости и смертности в России вообще не существует. Мы можем, в основном, только косвенно оценивать, насколько плохая экология влияет на смертность и заболеваемость. Можно посчитать, например, как различаются, например, темпы роста смертности от новообразований по всей стране, от темпов ее роста только в городах, где загрязнения, вызывающие рост этой заболеваемости, существенно выше. Оказывается, эти темпы в городах в 1,24 раза превышают темпы этой смертности по всей стране, в то время как темпы смертности в сельской местности с темпами по стране совпадают.
Но иногда удается добыть информацию по конкретному району. Так, в 2011 году Солнечногорская горбольница предоставила по запросу местной телекомпании статистику заболеваемости новообразованиями и бронхолегочными заболеваниями; сюжет был показан 30.11.2011. Дело в том, что в 2006 г. в Солнечногорске были построены 2 химических завод, о чем жители узнали только тогда, когда стало нечем дышать. И вот буквально за 3 года в городе возник резкий рост онкологической заболеваемости: ее среднегодовое значение по сравнению с 7 предыдущими годами выросло на 55%, причем заболел каждый 12-й житель города, что является показателем экологической катастрофы (Морозова Н.Е. Доступность и объективность экологической и санитарно-эпидемиологической информации на примере проблемы химзаводов в подмосковном Солнечногорске / Нерешенные экологические проблемы Москвы и Подмосковья. М., 2012).

6. В заключении, нельзя не отметить крайне опасную практику вынесения органами исполнительной власти противоречащих действующему законодательству решений и последующая «подгонка» под эти решения законов Государственной Думой РФ. Так, для целей легитимации прокладки автомагистралей через лесопарковые зоны Московского региона в последние 3 года Госдумой дважды вносились существенные изменения в федеральное законодательство, включая Лесной и Земельный кодексы. Эти действия не только создают угрозу уничтожения невосполнимых природных ресурсов, не только нарушают конституционное право граждан на благоприятную окружающую среду, но и ведут к социальной напряженности в обществе, демонстрируя гражданскому обществу его невозможность отстаивать свои права в правовом поле.



Забор губернатора Ткачёва вышел за пределы дозволенного

Оригинал взят у gazaryan_suren в Забор губернатора Ткачёва вышел за пределы дозволенного
Сегодня обнаружились новые нарушения закона при строительстве забора вокруг черноморской резиденции губернатора Ткачёва в поселке Бжид. Мало того, что губернаторский забор нарушает права граждан свободно находится в лесах и на берегу моря, гарантированные нам Конституцией, Лесным и Водным кодексами. Анализ космических снимков показал, что забор построили далеко за пределами участка, предоставленного в аренду семейному предприятию Ткачёвых - ЗАО «Агрокомплекс».


Collapse )

Итак, нас обвиняют в повреждении забора, который построен в нарушение договора аренды, без положительного заключения государственной экологической экспертизы и на самовольно захваченном лесном участке.

Похоже, приговор будет самым суровым.

P.S. Предварительные слушания по делу о повреждении забора пройдут в Туапсинском райсуде 15 мая в 10 часов утра.




Обнимающие деревья

Originally posted by igorpodgorny at Обнимающие деревья

Фото: © Игорь Подгорный

"Деревья для объятий, а не для бензопилы!" - под таким лозунгом прошла сегодня акция в Химкинском лесу. Местные жители, экологи и все сочувствующие - около 200 человек - собрались на Старбеевском поле и отправились в уникальную дубраву, которую власти, несмотря ни на что собираются вырубить для строительства трассы Москва - Санкт-Петербург.
Все желающие прикрепили на деревья самодельные таблички со своим именем, показав тем самым, что они готовы лично охранять лес от уничтожения.
Акция прошла именно сегодня, так как 14 декабря губернатор Московской области Борис Громов заявил, что строительство трассы Москва – Санкт-Петербург возобновится 15 января. Сегодня техники в лесу нет, но, как показывает практика, она может появиться там в любой момент.
1-й зампред правления госкомпании "Автодор" Сергей Кельбах на днях сказал, что возобновление строительства трассы через Химкинский лес начнется только после создания Комитета по экологическому контролю. Что будет приниматься решение по каждой группе деревьев. Деревья высотой до 15 метров и находящиеся в стадии роста, будут пересажены по специальной технологии. Надо сказать, что какой бы специальной технологией не называть распил бюджетных средств (а именно так можно охарактеризовать желание пересаживать дубы), лес этим не спасешь.
Поэтому сегодня люди пришли и "закрепили" за собой деревья, растущие на месте проектируемой дороги. Как сообщает Евгения Чирикова в своем Твиттере (@4irikova), таблички сорваны силами ОМОНа, введенного в Химкинский лес для выполнения столь опасного задания.
Не обошлось и без задержаний. Несколько активистов были доставлены в одно из отделений милиции Химок. Один из задержанных отпущен, судьба остальных пока неизвестна.