Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Россия вместо мордора

2 марта 2019 года случилось в России событие, вызвавшее много комментариев – выступление большого военного начальника на конференции военных академиков, где он поведал о «пятой колонне» «антироссийской стратегии» по имени «троянский конь», якобы разрабатываемой «Пентагоном».
Реакция оппозиционной публики была вполне предсказуемой, а вот реакция «ястребов», видимо, известна существенно меньше. Чтобы исправить этот пробел, я отмечу такую деталь. Еженедельник «Военно-промышленный курьер ВПК», напечатавший статью этого начальника, основанную на его докладе, предпослал ей следующий, вынесенный на первую полосу, заголовок: «Генштаб планирует удары по центрам принятия решений, пусковым установкам и “пятой колонне”»... – https://vpk-news.ru/articles/48873
И этот штрих сделал картину происходящего вполне законченной.
Оппозиция часто и вполне обоснованно называет нынешний режим в России «оккупационным». Действительно, власть оформилась в некую корпорацию, распоряжающуюся ресурсами страны (включая население) по мафиозным обычаям, прикрываемым маскировочной сеткой демо-имитаций.
Так могло продолжаться достаточно долго, но «оккупанты» слишком усердно принялись пилить сук, служивший им опорой. 1 марта 2018 года, в своем официальном, программном выступлении в парламенте, Путин, продемонстрировав и воспев грандиозные успехи милитаризации страны, принялся угрожать тому самому Западу, где хранятся его собственные и его приближенных активы. Затем был распространен телефильм «Миропорядок 2018», где Путин открыто заявил о допустимости для России первой применить ядерное оружие. Признав, что «для мира это будет глобальная катастрофа», он задает, далее «риторический» вопрос: «Зачем нам такой мир, если там не будет России?»
Так проблема рейтинга Путина перед «выборами» втянула Россию в игру на повышение ставок, причем клан военных и огромная часть населения восприняли эту игру не как блеф, а всерьез, и страна оказалась в состоянии самоубийственного противостояния со всем цивилизованным миром.
И одно из видимых следствий этого противостояния – объявление оппозиции «пятой колонной» «антироссийской стратегии Пентагона». То есть, каждый проявляющий свое несогласие с властью в ближайшее время либо «сядет», либо покинет страну, либо уйдет во «внутреннее подполье». (Карикатурные «прогулки» и призывы друг к другу «объединяться», возможно, сохранятся.)
Понятно, что ни о каком «взятии власти» оппозицией в сколь-либо обозримом будущем говорить не приходится. «Удары по “пятой колонне”» генштаб только планирует, а госдума уже вовсю их реализует...

читать дальше





Почему невиновность должны определять мы, а не путинские псевдосуды

  

Несмотря на всю свою смехотворность, один из тезисов Путина - о недопустимости «предвосхищать» чью-либо виновность или невиность до решения суда - вполне находит понимание среди либеральной и даже оппозиционной публики.

   Вот эту тему я и затрону.

   Вообще, на теме нашего правосудия я останавливался уже много раз. Упомяну только два текста:
         - «Почему не нужна люстрация НАСУМАНОВ и ВСЕХ ИХ нужно гнать поганой метлой», в котором, в свою очередь, есть важные ссылки на другие мои тексты по данной теме, и

   - «Уголговный закон в имитационном государстве» - работа, посвященная коренной деформации уголовного правоприменения и правосудия в путинской России (хотя и написанная еще в 2008 г., но ни мало не потерявшая актуальности).

    И все же, вслед за своим предыдущим постом о пикете в защиту Надежды Савченко, я хочу еще раз коснуться вопроса правосудия в разрезе установления чьей либо невиновности.

         Еще во времена СССР, в горбаческую перестройку, когда я впервые столкнулся с наглым пренебрежением писанным правом со стороны властей (с которыми с 1990 г. стало возможно судиться), я получил от тогдашнего зампред. исполкома Красногвардейского района замечательную формулировку:
         «Законно то, что признал законным суд, а мы еще ни одного суда не проиграли».

   С тех пор минуло 25 лет, и эта формула оказалась прям-таки отлита «золотом в граните» надгробья над российскими правом, законом и правосудием... Ибо в реальности действует, как я уже писал, лишь «толковательное право» наших «судов».

   Однако в обществе, причем в образованной и социально активной его части, так и не возникло критического осмысления правильной «в целом» идеи о том, что пока нет вступившего в силу решения суда, никто не имеет права заявлять о чьей либо... даже не виновности! - о чьей-либо НЕвиновности!

   Я сталкиваюсь с такой некритичностью постоянно.
         Приведу характерный пример.
         В июне 2013 г., во время подготовки процесса по Кировлесу над Навальным и Офицеровым, я решил организовать общественную кампанию по сбору подписей в его защиту.
         На популярном тогда ресурсе Демократор (обеспечивавшем, кстати, достаточную аутентификацию голосующих) я разместил следующую петицию («проблему») под названием «Злоупотребление правосудием для политических репрессий»:

    «17 апреля 2013 г. открывается судебный процесс по уголовному делу против Алексея Навального - известного всей России политика и борца с коррупцией.
Обстоятельства данного дела известны и правозащитному и сообществу, и широким слоям населения; с ними может ознакомится каждый желающий по материалам, выложенным в Сети: http://www.navalny.ru/kirovles/.
Изучение данных материалов, а также обстоятельств уголовного преследования А.Навального по данному делу, ставших известными благодаря СМИ и подробно изложенными им самим в своем блоге http://navalny.livejournal.com/724796.html, позволяют сделать однозначный вывод о том, что данное дело сфабриковано по заказу, поступившему с самых верхних этажей государственной власти.
Мы рассматриваем судебный процесс над Алексеем Навальным, как попытку развязывания государственного террора против противостоящих тотальной коррупции здоровых сил общества, и требуем немедленного прекращения сфабрикованного против него уголовного дела».

    За 5 дней под данным обращением было собрано более 3600 подписей при 19 против.
         Я, как и планировал, указал Демократору, осуществлявшему посредничество между подписантами и адресатами, в качестве таковых Уполномоченного по правам человека и ряд СМИ - Эхо Москвы, Новую газету, Российскую газету и пр.
         Расчет был на то, что о факте такого общественного мнения хоть какое-то СМИ сообщит и обеспечит освещению проблемы дополнительную «наводку на резкость».

   Расчет мой с треском провалился.
         Ни одно СМИ ничего об этом факте не сообщило. Почему?
         Похоже, что один из мотивов я нашел в незапланированном разговоре с зам. главного редактора «Новой» Андреем Липским.

   Дело в том, что задача просто передать подготовленное Демократором обращение с подписями в это мое любимое СМИ, оказалось задачей практически невыполнимой. Секретарь редакции категорически отказалась принимать его у меня. Даже тогда, когда я, использовав контакт с одним знакомым мне обозревателем, проник-таки в редакцию. Пришлось принимать обращение с подписями лично А.Липскому. И он, прочитав его, спросил меня: да как же это можно требовать немедленного прекращения уголовного дела до суда? Разве это правильно? Ведь только суд и может определить виновность или невиновность?
         Так вот, нет: признать кого-либо виновным без суда действительно нельзя, а вот признавать дело в отношении кого-либо сфабрикованным - вполне возможно.
         Конечно, на первый взгляд это может показаться странным: все равно как ставить диагноз, не будучи врачом. На самом же деле, аналогия эта в России - мнимая.
         Задача врача - плохого или хорошего - все же поставить диагноз, проверяя те или иные конкурирующие гипотезы с помощью  различных методов.
         Задача «судьи»- совсем другая: «причесать» обвинительное заключение, оформляя его в приговор.

   Поэтому понять, что обвинение высосано из пальца, очень легко: проблема хоть какой-то правдоподобности перед органами уголовной юрисдикции давно не стоит - зачем им эти заморочки, если «суд» все равно «схавает» и «узаконит» любую галиматью?

   И все, что от нас требуется - ни в коем случае не поддаваться на демагогию насчет каких-то особых свойств судебных решений в тех случаях, когда судят политических оппонентов режиму. «Уши» надуманных доводов и кривых толкований в материалах обвинения будут видны ЛЮБОМУ!

   Если же подходить к оценке уголовных преследований имея профессиональные навыки, то можно увидеть, что и в неполитических делах «суды» закрывают глаза на многочисленные «фокусы» обвинения, легко соглашаясь сажать невиновных, но «удобных» по тем или иным причинам для уголовного преследования людей.

   Вот по этой-то причине, гражданскому обществу ни в коем случае нельзя отдавать «судам» прерогативу устанавливать невиновность неугодных режиму лиц - оно должно разбираться в инкриминируемых им преступлениях само.

   Именно такими общественными оценками невиновности все чаще становятся всевозможные общественные «правовые заключения» «экспертизы»и «научные анализы» уголовных дел.          Достаточно упомянуть анализ второго дела Ходорковского - Лебедева и материалы Рабочей группы Совета по правм человека при Президенте РФ по делам Сергея Магнитского.

   Сейчас я представлю пару таких заключений, которые довелось готовить мне. Пусть они послужат и образцом, и руководством к действию...

         Первое из них - «Правовое заключение по уголовному делу в отношении Андриянова Андрея Николаевича, осужденного по ст. 162 ч. 2 (разбой) и ст. 166 ч. 4 (угон)». Возникло оно так.

   Летом 2009 г., в период моей учебы в экстернате Международного юридического института (по уголовной специализации), возникла необходимость прохождения учебной практики. Естественно, я обратился в Московскую Хельсинскую Группу и был направлен в ее Общественную приемную, куда потоком шли обращения жертв нашей «судебной» системы. Мне и дали одно из таких обращений для составления правового заключения.

  Жертва сфальсифицированного обвинения в разбое - инвалид 2-й группы, отец 3-х малолетних детей, индивидуальный предприниматель Андриянов принял участие в сбыте чужого и, как затем выяснилось, добытого в результате разбоя имущества. Однако обвинен он был именно в разбойном нападении - на ночевавшую в своем автомобиле семью Царегородцевых (отца и двух его взрослых сыновей).
      Дело в том, что у Андриянова была «проблема» — наличие имущества, из которого можно было и возмещать ущерб потерпевшим, и наложить на него лапу после его осуждения. Поэтому именно он был выдвинут на роль инициатора преступления, причем обвинение было выстроено исключительно на показаниях (а точнее — на оговоре) признавшего свою вину его подельника Назарова - подрабатывавшего у Андриянова лица, которому он и помог на свое горе сбыть чужое имущество.
  Другим «доказательством» стало внезапное «опознание» Андриянова «по голосу»  Царегородцевым-старшим во время судебного разбирательства спустя полгода после события, когда Андриянов находился в клетке (при том, что Царегородцев-сын, непосредственно контактировавший с нападавшим, предполагаемым «Андрияновым», - не стал брать грех на душу и не подтвердил этих показаний). Ясно, что следствие сумело донести до Царегородцева-старшего очевидные выгоды скорейшего вынесения приговора, обеспечивающего компенсацию убытков, в сравнении с возращением дела на доследование для установления истинных участников разбоя.
  А вот мешавшее версии обвинения вещественное доказательство - пневматический пистолет Андрианова, из которого он якобы произвел выстрел внутрь салона автомобиля потерпевших и угрожал им убийством, - было чудесным образом «утрачено». Причем, как часто бывает в таких случаях, «суды» использовали подлог, чтобы замести факт это внезапной «утраты»...
  Андриянов получил 8 лет лишения свободы, его хозяйство было вслед за тем полностью разорено, дети остались без средств к существованию. Назаров за свое «раскаяние» получил на 3 года меньше, а настоящий участник нападения остался на свободе...

      Второе - это «Экспертное заключение по уголовному преследованию за реализацию свободы выражения убеждений Газаряна и Витишко», которое было составлено мною для установления и включения в санкционный список в соответствии с «законом Магнитского» принявших участие в таком преследовании должностных лиц. Этот документ может считаться модельным для составления подобных заключений в аналогичных случаях (то есть при наличии политической составляющей в уголовном преследовании).

  Для чего я заостряю на этих заключениях внимание?
  Дело в том, что оппозиция продолжает играть по правилам нелегитимной и закореневшей в преступлениях против общества власти участвует в «выборах» и ходит в «суды». Считая, почему-то, что таким образом общество «воспитывается»... «Просвещается»...
  Но вот как именно воспитывается и просвещается общество, из раза в раз наблюдая полную (за редкими, не переходящими в правило, исключениями) невозможность влияния на антиправовую, основанную на насилии, обмане и манипуляциях систему? Да вот ровно так же, как оно «воспитывается» фильмом «Левиафан»: либо вы, ребята, нам, захватившим власть, дорогу не переходите, либо будете уничтожены тем или иным способом - и никаких иных вариантов (собственно, по этой причине, Путин и дал санкцию на показ этого фильма в России, когда недалекие чиновники чуть было его не зарубили)!
  И второй вопрос: будущая люстрация (в предположении, что до этого дойдет дело). Как готовится к ней оппозиция? Да, есть сайты, на которых ведутся реестры «плохих» судей. Но пользы от таких сайтов – никакой. А самое печальное – они фактически несут в себе совершенно ложную идею о том, что «не все судьи…». То есть, что есть действующие судьи, которые достойны продолжать свою работу после люстрации.

        Так вот, направив свои усилия не на бесполезную защиту обвиняемых в «судах», а на создание подобных заключений по конкретным делам, создавая реестры таких заключений, оппозиция выстроила бы цельную, осязаемую и впечатляющую систему общественной оценки правосудия, которая, непрерывно расширяясь и вовлекая в свое строительство все большее число граждан, с одной стороны, становилась бы угрозой нынешней антиправовой системе, а с другой – вселяла бы в общество веру в возможность ее слома.
  И тогда требование о немедленном прекращении сфабрикованных дел стало бы не уделом единиц, а идеей общественного сознания, способной выводить людей на улицы.
И несравненно больше людей, видя человека с плакатом «Свободу Надежде Савченко», понимали бы, что человек этот не «куплен», не «городской сумасшедший», а просто убедился в сфабрикованности дела, ознакомившись с имеющимися в распоряжении общества фактами, и такой его подход совершенно нормален.

        Здесь самое время перейти к этому делу.
  Я не буду давать ни оценку деятельности несчастных погибших российских журналистов, ни их начальников, ни того, во что превращена та «журналистика», которой они занимались – все эти оценки уже даны авторитетными, независимыми от российской власти профессионалами в статьях «Пляски на костях» Игоря Яковенко и «Живым начальникам» Елены Рыковцевой
  И развернутое интервью «Дело Надежды Савченко», которое дал адвокат Николай Полозов Эху Москвы, я тоже не буду привлекать.
  Я даже не буду утверждать, что Надежда Савченко не корректировала минометный огонь по вооруженным «шахтерам и трактористам», про успехи которых за день до свой гибели сообщал в своем последнем репортаже Игорь Корнелюк: «Несколько часов назад луганские ополченцы уничтожили минометный расчет украинской нацгвардии». Она имела на это полное право.

        Но два обстоятельства для меня очевидны просто в силу здравого смысла, логики и не вызывающего никаких сомнений свидетельства очевидца – таксиста, подвозившего журналистов на блок-пост.
Первое обстоятельство – это ложь следствия о том, что Надежда не была пленена сепаратистами, а затем перевезена на российскую территорию с мешком на голове (как в свое время Леонид Развозжаев), а якобы «незаконно перешла границу». Это смехотворная версия рассчитана только на упомянутые свойства наших «судов», полную безнаказанность авторов и парализованное «телереальностью» сознание населения.
  Второе обстоятельство следует из рассказа очевидца: в группе из 10-15 сепаратистов, по которой был нанесен минометный удар, опознать двух российских журналистов, не имевших в зоне АТО никаких опознавательных знаков, кроме бейджиков, никакому корректировщику огня не было по силам. А значит, ни о какой виновности Надежды Савченко в их гибели не может быть и речи!

        Вот почему Надежда Савченко – жертва государственного терроризма, вот почему можно и нужно ТРЕБОВАТЬ ее немедленного освобождения.



Урок террократии

11 мая Надежде Савченко исполнилось... В общем, вполне уместный повод для дня ее международной поддержки, в которой я решил поучаствовать из самого центра похитившей ее империи зла.
Признаюсь - это был не единственный мотив моего появления в 12-00 на Манежке в одиночном пикете с плакатом собственного изготовления:


Мне хотелось еще проиллюстрировать своей 14-летней дочери, во что выливается у нас свобода выражения мнений. Просто, чтобы она понимала, ради чего ее папа так часто отсутствует дома. Фото выше и ряд других - ее работа...
Конечно, вскоре она занялась рисованием конного Жукова, и это очень хорошо - незачем ей было выслушивать разные выражения, которыми награждала меня неравнодушная часть праздничной публики (но было и одно "спасибо", и пара одобрительных кивков).
Так я и стоял полчаса,


пока ко мне не подошел дежуривший наряд:

и сержант с нагрудным знаком 010444 МКВ, проверив свою гипотезу о проведении мною одиночного пикетирования, культурно ознакомился с удостоверяющим мою личность документом:


Я попросил его следить, чтобы никто не смог помешать проведению мною данной акции и не нарушил общественный порядок, и он заверил, что именно для этого и поставлен...
Но, очевидно, обстоятельства непреодолимой силы (размещавшиеся в окрестных автозаках) помешали сержанту выполнить свое обещание.
Все случилось в течение 1 секунды, поскольку вышедшие на спецоперацию сотрудники и провокатор подкрались ко мне со спины.
Провокатор встал слева с листком бумаги, а когда я мгновенно рванул прочь, то был схвачен сзади (вместе, конечно, с провокатором).
Подхватив под руки, меня быстро-быстро повели (почти поволокли), несмотря на мои уверения, что я не сопротивляюсь и не собираюсь этого делать.
Все это выглядело невероятно позорно. Я заметил моим похитителям, что не дав мне снять с себя плакат, они организовали незаконное шествие... "Снимите плакат!" - последовала команда. "Как же я его сниму, если вы держите меня за руки?"...
Моя дочь спохватилась слишком поздно и засняла только как меня (и провокатора) ведут:


Итак, после обыска у автозака, я оказался в нем вместе с провокаторами (второй там был, наверное, "про запас"), но увидев в моих руках планшет, они проявили опытность и спрятали свои лица:


Все же одного удалось заснять:


Далее все по-накатанной.
Отвезли в ОВД "Китай-город" (а провокаторов, конечно, якобы "в другое ОВД"), изъяли все вещи, а также ремень из брюк (хорошо, шнурки оставили), продержали 1,5 часа в большой клетке, составляя протокол по ст.20.2 ч.2 (участие в публичной акции с нарушением установленного порядка проведения), который я и смотреть не стал, после чего отпустили...
Вся эта история, воспроизводившаяся многократно с Владимиром Ионовым, Марком Гальпериным и множеством других оппозиционных участников одиночные пикетов - просто одна из иллюстраций того, во что превращается демократия в террористическом государстве.
В ТЕРРОКРАТИЮ.
Жаль, конечно, Эллу Памфилову, нашего омбудсмена... Ей, наверное, сейчас особенно тяжело - знать обо всем этом...



Как прекратить членство России в Совете Безопасности

Я тут увидел очередной сбор подписей на avaaz.org под петицией "Требуем вывода России из Совета Безопасности ООН" к Генеральной Ассамблее ООН следующего содержания:

«Мы, цивилизованные люди мира, ТРЕБУЕМ:
-Вывода России из Совета Безопасности ООН
-Лишения России права "вето"
-Признания России государством спонсирующим международный терроризм
Необходимо прекратить агрессивную политику России к её соседям, которая дестабилизирует мир во всём мире!»

"Очередной" - поскольку "гениальные" мысли обращения в ООН (т.к. Спортлото уже нет) то с требованием объявить Путина военным преступником, то еще с чем, вроде изгнания России из Совбеза, просто-таки овладели массами.
Ну, я понимаю - создавать "от балды" петиции - проще, чем лезть в правовые акты, чтобы удостовериться в принципиальной исполнимости требуемого.

Однако, если все-таки изучить этот вопрос, то сразу обнаруживается "ниточка", за которую можно потянуть.

Дело в том, что в части 1 ст. 23 Устава ООН никакой "России" в Совете Безопасности не значится, там записано буквально следующее:
"Китайская Республика, Франция, Союз Советских Социалистических Республик, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии и Соединенные Штаты Америки являются постоянными членами Совета Безопасности".

Что же делает в Совете Безопасности Россия?

История этого казуса такова:
21.12.1991 принимается Решение Совета глав государств СНГ о членстве в ООН и других международных организациях.
24.12.1991 РФ обращается к Генеральному секретарю ООН с посланием, в котором тот информируется о том, что членство в ООН, в том числе в Совете Безопасности, продолжается Российской Федерацией (Дипломатический вестник. 1992.№ 1. С. 13).
Далее, основываясь на мнении юридического департамента Секретариата ООН, Генеральный секретарь ВЫРАЖАЕТ МНЕНИЕ, что это обращение носит уведомительный характер, констатируя реальность, и не требует формального одобрения со стороны ООН.
Далее, о согласии с таким подходом сообщили все постоянные члены Совета Безопасности, другие "ведущие страны" (но не все!).
Таким образом, с 24.12.1991 Российская Федерация продолжила членство в Организации Объединённых Наций, включая членство в Совете Безопасности (Дипломатический вестник. 1992. № 3. С. 29).

Теперь понятно, что членство России в Совете Безопасности ООН зиждется на весьма шатких основаниях!
Фактически - на мнении Генерального секретаря ООН и согласии с этим мнением прочих постоянных членов Совбеза.
Но ведь это - никоим образом не юридические основания!

И вот тут-то и становится понятно, с каким требованием можно было бы обратиться к Генеральной Ассамблее ООН:

«Запросить у Международного Суда (органа ООН), в соответствии с частью 1 ст. 96 Устава ООН, консультативное заключение по правомочности продолжения Россией постоянного членства в Совете Безопасности».

Тогда отрицательное заключение Международного Суда откроет возможность упразднить место бывшего в Совете Безопасности и лишить, таким образом, Россию этого членства.

P.S. Уместен вопрос: а может ли иметь хоть какое-то значение такая петиция для Генеральной Ассамблеи?

В принципе, может. Но больше надежды на то, что член ООН Украина обратит внимание на данный казус и сумеет регламентированным образом инициировать рассмотрение данного вопроса Генеральной Ассамблеей, обратив внимание на то, что Россия стала постоянным членом Совбеза, фактически, явочным порядком и, после агрессии против другой республики бывшего - Украины, не имеет никаких прав на признание правомочности своего продолжения постоянного членства в Совете Безопасности.



А сейчас я расскажу, что, собственно, произошло с Россией...

А сейчас я расскажу, что, собственно, произошло с Россией. Потому что многие до сих пор гадают, что это за напасть, и когда это все рассосется.

     Боюсь, не дождемся.

     Дело в том, что нынешняя ситуация созревала очень давно. Захватив государство, ресурсный паразитарий вошел в состояние неснимаемого противоречия между необходимостью манипуляционного управления посредством традиционной идеологемы вражеского окружения - с вынужденностью использования западных механизмов наиболее полного удовлетворения целей своего паразитирования.

     Поддержание "динамического равновесия" между этим двумя устойчивыми состояниями и было задачей "имитационного государства Россия" - муляжа государства общественного договора, прикрывающего всевластие паразитария.

     "Общественный договор" в этом государстве состоял в том, что в обмен на лояльность населению предоставлялась невиданная ранее возможность свободной от государственной регуляции частной жизни и неограниченного - в меру возможностей, потребления. Лояльность подразумевала молчаливое признание имитации государственных функций за их реальное отправление и измерялась рейтингом Путина - главы властной корпорации, олицетворявшего гарантию "стабильного" состояния такой системы. В целях поддержания рейтинга, образ Путин сакрализовался средствами телемедийного манипулирования, носившего, впрочем, безобидный характер.

     Однако в 2011-2012гг. "динамическое равновесие" было нарушено, причем, как показало дальнейшее, фатальным образом. В один непредсказуемый момент уровень имитационного бесстыдства - при выдвижении Медведевым Путина на новый срок - был превышен настолько откровенно, что всплеск нелояльности значительной части образованного меньшинства заставил систему покачнуться.

     Картинка десятков тысяч, вышедших на улицы Москвы прокричать "Путин - вор!", привела главаря властного преступного сообщества в ярость. И потому, он не только инициировал репрессии на сколь-либо причастных к этим выступлениям "бандерлогов"; он принялся отстраивать систему своей легитимации с опорой не на молчаливую лояльность безликой массы потребителей, а на агрессивную и даже истерическую поддержку малообразованных, люмпенизированных за годы криминальной экономики работников промышленного производства, олицетворенных знаменитым "Уралвагонзаводом". Безобидные шоу "бадминтона на комбайнах" сменились масштабными коллективными действами с классическими здравницами и анафемами. Оппозиционное меньшинство стало "пятой колонной", и в пропагандистской риторике стали все явственнеее проступать сталинско-нацистские черты.

     Путин сыграл на комплексе "цивилизационной неполноценности" значительной части россиян, возникшем после распада СССР на фоне "когнитивного диссонанса" между завышенными ожиданиями и их извращенным воплощением. Паллиативная мифологема "русского мира" во враждебном окружении, выработанная общественным организмом для снятия этого диссонанса, оказалась тут весьма кстати.

     Идеологема вражеского окружения, получив такой импульс, сделалась в одночасье основой нового, мобилизационного общественного договора и доминантой всей российской политики. Теоретически, Путин мог еще изменить такое положение, возвратив систему в прежнее равновесие. Однако он вошел во вкус игры и, постепенно утрачивая чувство реальности, не оценил возможных вариантов развития процесса. В этот-то момент и возник украинский Майдан.

     Майдан был воспринят Путиным как личный вызов и угроза всему его полубожественному бытию. В противовес, им было создано невиданное доселе оружие массового поражения - "телемедийный парализатор мышления" посредством создания искусственной "реальности".

     Когда-то, купцы Гостиного Двора от нечего делать разыгрывали какого-нибудь покупателя следующим образом. Если тот спрашивал, к примеру, синего сукна, перед ним тут же раскладывали красное или зеленое (в зависимости от договоренности), уверяя, что это и есть запрошенный товар. Жертва розыгрыша направлялась в другую лавку, затем в следующую, но везде повторялось одно и то же. В конце концов измученный покупатель, думая, что он спятил, покидал Гостиный Двор с купленным сукном другого цвета или с пустыми руками...

     Однако глобальная "медийная реальность" была выстроена по заказу Путина вовсе не в качестве злого розыгрыша, а наоборот, для удовлетворения жажды потенциального путинского электората видеть себя и свою жизнь в достойном и осмысленном виде, вопреки создающей дискомфорт предположительно правдивой информации.

     Такой желанный населению наркотический обман развязывал Путину руки не только в подавлении любых внутренних протестов, но и создавал возможности "всебщей мобилизации" для самых развязных внешнеполитических телодвижений. И потому, Путин личным примером, подхваченным деяниями всего паразитария и его обслуги (одна "законодательная" думская деятельность чего стоит!), внедрил в подсознание масс представление о том, что никакой "реальности", отражаемой "правдивой информацией", не существует, что любая информация - это продукт обслуживания чьих-либо корпоративных интересов, и потому нужно без интеллектуальных усилий и рефлексий просто выбирать ту ее модель, которая наиболее удобна и соответствует твоим интересам - без какого-либо анализа на соответствие мифической "реальности"...

     Так любая дискомфортная для зомбированных обывателей информация стала отсеиваться нехитрым приемом: дайте мне такие доказательства, которые я не сумею подвергнуть сомнению, тогда я поверю! Ах, не можете - тогда не мешайте мне верить нашему президенту! Это обессмыслило все попытки разоблачения тех или иных "запутинских" фальшивок.

     Так Россия стала проваливаться в некое "Зазеркалье", так в ней прошел новый глубочайший разлом между не устоявшим перед соблазном впадения в "спасительное" помешательство большинством и сохранившим рассудок меньшинством...

     Но помешательство - предвестник скорой гибели. И оно-таки привело Путина - тоже жертву собственного наркотика "медийной реальности" - к гибельному обрыву: войне со всем мировым сообществом.

     Заигравшись в "царя горы", Путин не заметил, как за решением своей личной задачи показательной расправы над Майданом он вступил в ту область, где его наркотик бессилен и где он вполне может быть взвешен и признан легким.

     Но Путин встал над обрывом не один: он сумел, как и Гитлер, поставить под угрозу уничтожения всю страну.

     Развязав агрессию против Украины под одобрение своего большинства, заставив его приносить добровольные жертвы на алтарь захватнической войны, Путин, таким образом, навязал обществу третий, заключительный вариант общественного договора: повязанность сообща пролитой кровью.

     Пока этот договор еще можно расторгнуть.  Хотя надежды на национальные ресурсы лично у меня при этом нет..

     Оздоровление заболевшей наркоманией страны не может быть безболезненным. Как и ее начавшаяся агония.







Требуем прекратить сфабрикованное против А.Навального уголовное дело!

Митя Алешковский пишет: "А Навальный не даёт нам об этом забыть. И завтра его за это будут судить. Сделаем вид, что это нас не касается? Сделаем вид, что один ничего не может изменить? Сделаем вид, что надо ждать, пока действовать начнут остальные? Опять забудем?" - http://echo.msk.ru/blog/aleshru/1054796-echo/

Лично я сделал все, что мог: собрал на Демократоре (http://www.democrator.ru/problem/11243) 3800 (против 24) подписей под обращением:

"17 апреля 2013 г. открывается судебный процесс по уголовному делу против Алексея Навального - известного всей России политика и борца с коррупцией.

Обстоятельства данного дела известны и правозащитному сообществу, и широким слоям населения; с ними может ознакомиться каждый желающий по материалам, выложенным в Сети: http://www.navalny.ru/kirovles/.

Изучение данных материалов, а также обстоятельств уголовного преследования А.Навального по данному делу, ставших известными благодаря СМИ и подробно изложенных им самим в своем блоге http://navalny.livejournal.com/724796.html, позволяет сделать однозначный вывод о том, что данное дело сфабриковано по заказу, поступившему с самых верхних этажей государственной власти.

Мы рассматриваем судебный процесс над Алексеем Навальным как попытку развязывания государственного террора против противостоящих тотальной коррупции здоровых сил общества и требуем немедленного прекращения сфабрикованного против него уголовного дела".


Обращение передано в электронном и печатном, под роспись, виде в редакции "Радио Свобода", Газета.Ру, "Новая газета", "Эхо Москвы", а также Уполномоченному по правам человека в РФ.

Журналисты - сделайте факт такого обращения событием общественной жизни!

Пример скана 1 страницы обращения: to_novaya-w

Отдыхайте в Сочи!

Оригинал взят у drugoi в Отдыхайте в Сочи!


На сайте Белого дома около часа назад начат сбор подписией под петицией включить в список Магнитского всех, кто причастен к запрету усыновления российских сирот американцами. До 20 января нужно собрать 25 000 подписей, чтобы вопрос начал рассматриваться администрацией президента США.

Я подписался под номером 327.

1) Кликнуть ссылку
2) Нажать "Create an account"
3) Ввести имя-фамилию (латиницей) и свой e-mail. В графе ZIP можно ничего не указывать.
4) В ответ получаете письмо от WhiteHouse.gov, в нём будет ссылка и пароль. Кликнуть на ссылку из письма.
5) Ввести пароль из письма
6) Нажать "Sign this petittion".

https://petitions.whitehouse.gov/petition/identify-russian-law-makers-jeopardizing-lives-russian-orphans-responsible-under-magnitsky-act/q9LbTGRB

«Мы возмущены действиями российских законодателей, которые нарушили все мыслимые границы человечности, ответственности и здравого смысла и решили подвергнуть опасности жизни и благополучие тысяч российских детей-сирот, некоторые из которых, будучи больными и инвалидами, теперь могут быть лишены шанса выжить из-за запрета на усыновление иностранцами», — написано в тексте петиции.


Почему я не пойду 15.12.2012

Слава Богу, фигура я не медийная, и мое высказанное ниже мнение вряд ли сильно повлияет на то, что произойдет 15 декабря. Но те, кому это интересно, смогут, таким образом, узнать, почему в этот день я не пойду на мероприятие, подобное тем, на которые я ходил ранее, и куда наверняка пойдут многие уважаемые мною люди, в том числе мои соратники по борьбе с правящим паразитарием.

А не пойду я по очень простой причине: запланированное КС мероприятие в данный момент не то что бесполезно, а просто вредно для всех, кто борется за смену режима.

Почему я в этом уверен?

Если мероприятие будет разрешено, то это позволит нескольким тысячам граждан еще раз заявить, что они признают государственную власть России нелегитимной, и, одновременно, достаточно легитимной для согласования с нею места для высказываний о ее нелегитимности… Это такой «бунт на коленях», тысяча первое «китайское предупреждение» и, в конечном счете, демонстрация собственной ущербности.

Если мероприятие разрешено не будет, то вместо него мы увидим несколько толп, бессмысленно топчущихся на дальних подступах к Лубянке, увидим несколько столкновений и получим несколько десятков задержанных, которых, затем, демонстративно жестко накажут.

Я знаю немало людей, которым кажется, что второй сценарий жизненно необходим для развития самосознания населения, для пробуждения народа от спячки и, как минимум, для понуждения властей к новым формам и уровням диалога. Но мне, увы, эта модель ожидаемого развития ситуации уже не близка.

И не просто не близка – я уверен, что эта модель полностью себя исчерпала, и что все ее возможности уже реализованы. Нынешние реакции паразитария уже смещены относительно тех, по которым рассчитывалась эта модель. Если не закрывать глаза на опыт прошедшего года.

Ибо ценнейший опыт этого года в том, что и гражданское общество, и правящий паразитарий стали свидетелями и участниками уникального «зондирования» – как при помощи «выборов», так и посредством неожиданно массового уличного протеста – того, в каком же состоянии находится то, что принято называть «населением», «электоратом» или даже «народом».

Конечно, мне возразят, что выводы из этого опыта весьма относительны, поскольку для одних стакан наполовину полон, в то время как для других – наполовину пуст. Но лично меня эти трюизмы не трогают: декорировать желаемым действительное я не намерен.

Для меня итог «зондирования» таков: население не желает перемен, предпочитая привычное «стойло» тому неизведанному, что может произойти при выходе из него наружу. Привычные беды желаннее неизвестных опасностей.

Менее всего в этой вполне сознательной позиции виноват «советский менталитет». Увы, более всего для ее победы сделали «либералы» 90-х. Это я не к осуждению, а просто констатирую, чтобы было понятнее, почему все их нынешние многолетние «разоблачалова», типа «Путин. Итоги», бьют, и будут бить мимо цели.

Так вот, не надо думать, что если «оппозиция» старается «не замечать» результатов этого зондирования, их не замечает и паразитарий. О, нет, очень хорошо замечает. И вполне уже осознает, что самые большие опасности для него исходят не от этих «маршей», не от того, что население вдруг просветится и начнет поддерживать лозунги и деятельность оппозиции хотя бы массовыми выходами на улицы. Паразитарий уже понял, что никакой опасности тут нет, и все под контролем.

А вот что действительно опасно для правящего паразитария – так это его потенциальная внутренняя нестабильность, естественным образом возрастающая во времени в связи с тем, что за ростом паразитария никак не может поспеть рост доступных ему ресурсов. И потому самое лучшее средство для борьбы с этой нестабильностью – внутренние «враги» в лице «оппозиции», которую надо изолировать как путем медийно-уголовного инструментария, так и путем перехвата и присвоения ее «разоблачалова», что мы и наблюдаем в последний месяц.

И что же делает в ответ «оппозиция»?

Да самое нелепое и вредное: она идет показывать паразитарию свою «голую задницу». Доказывать свою неадекватность, выдаваемую за «решительность» и «принципиальность». И вдобавок, отождествляя это с защитой уже репрессированных...

Если мне возразят, что лучше делать хоть что-то, чем ничего, то я скажу, что это очень сомнительная аксиома. Тем более, что эффективные направления есть. Одно из важнейших – дополнение «Списка Магнитского» сотнями судейско-правоосквернительных фигурантов. Ах, если бы усилия лидеров оппозиции были приложены в этом направлении... И что, интересно, мешает?

Может, то, что работа эта несравненно более ресурсоемкая и менее «громкая», чем привычные призывы «выйти и показать»?