August 31st, 2015

Ни одно судьё не должно уйти от расплаты (без насилия)! Часть 2

Напомню, что в Части 1 статьи речь шла о развитии уголовной линии моего публичного разоблачения совершенного против меня преступления (имевшего целью пресечь мою протестную деятельность путем показательного наказания по сфабрикованному административному делу). Эта уголовная линия заключалась в подаче заявления о преступлении в Следственный отдел, обжаловании действий и бездействия руководителя Следственного отдела в порядке ст. 125 УПК, а затем и постановления судихи Ермаковой, которые совместной деятельностью преградили мне все пути к восстановлению законности.
Сразу упомяну, что обжалование постановления Ермаковой (которым моя жалоба в порядке ст. 125 УПК была мне просто возвращена), состоится 09.09.2015 в 10 ч. 10 мин. В зале № 331 Мосгорсуда.
А теперь возвратимся к административной линии, связанной с обжалованием постановления судихи Сальниковой М.Л. Которая, в мое отсутствие, рассмотрела мое административное дело 01.06.2015 и назначила мне штраф в размере 13 тыс. рублей (то есть, отняла у меня месячную пенсию, лишив средств к существованию, поскольку иных доходов я не имею). (Замечу, что если бы я не «нарушал установленный порядок пикетирования», а, напротив, мелко бы против пикетчика хулиганил - обматерил, брызнул бы ему в лицо чем-нить пахучим или пачкающим или даже ударил разок – то штраф был бы, по закону, не более 1000 рублей…).
Вот ее постановление:


Здесь нет возможность обсуждать все аспекты этого обычного продукта судьёйной жизнедеятельности, и я остановлюсь только на том пункте, который был выбран мною для обжалования в Мосгорсуде с целью возвращения дела для пересмотра в Тверской суд.
Вот этот фрагмент постановления:

Дело в том, что никаким «надлежащим образом» о рассмотрении дела я уведомлен не был.
Правда, в полиции, в день моего захвата, я подписал некое «Обязательство о явке»:

- понимая, однако, что никакого правового значения этот документ не имеет, поскольку решение о моем вызове в суд для участия в рассмотрении дела принимается (или не принимается) судьей по результатам подготовки к этому рассмотрению и оформляется определением (ст. 29.1, 29.4 КРФоАП). Иной процедуры моего вызова законом не предусмотрено.
На сайте Фонда «Общественный вердикт», кстати, имеется специальная статья на эту тему: «Что такое «обязательство о явке» и как гражданина должны уведомить о судебном заседании по его делу». И, разумеется, ответ Общественного вердикта на вопрос: «Является ли “обязательство о явке” надлежащим уведомлением о месте, дате и времени судебного заседания по административному делу?» - однозначен: не является.
Итак, вместо вызова в суд я получил постановление и, разумеется, подал на него следующую жалобу в Мосгорсуд:
===================
01 июня 2015 г. Тверским районным судом г. Москвы (судья Сальникова М.Л.) было вынесено постановление о признании меня виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 5 ст. 20.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее КРФоАП) – л.д. 17-20.
13 июня 2015 г. данное постановление (заверенная копия) было вручено мне по почте.
Указанное постановление я считаю незаконным и подлежащим отмене, ввиду существенного нарушения процессуальных требований, что не позволило всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело и привело к существенному нарушению моего права на доступ к правосудию.
I
Рассмотрение административного данного дела № 5-755/15 было проведено судом без моего на нем присутствия, что является прямым нарушением нормы части 3 ст. 25.1 КРФоАП:
«При рассмотрении дела об административном правонарушении, влекущем административный арест, административное выдворение за пределы Российской Федерации иностранного гражданина либо лица без гражданства или обязательные работы, присутствие лица, в отношении которого ведется производство по делу, является обязательным».
Вменяемое мне административное правонарушение, предусмотренное ч. 5 ст. 20.2 КРФоАП, влечет обязательные работы на срок до сорока часов.
Таким образом, рассмотрение данного дела в мое отсутствие явилось прямым нарушением закона и, одновременно, существенным процессуальным нарушением, не давшим возможность всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело, в частности, обстоятельства, указанные в части II настоящей жалобы.
Причиной моего отсутствия в судебном заседании явилось то, что я не был уведомлен судом о времени и месте рассмотрения дела в отношении меня, как это определил суд в определении от 18.05.2015 – л.д. 15, и, соответственно, не был вызван судом на рассмотрение дела в соответствии с нормой п. 2 ч. 1 ст. 29.4 КРФоАП. При этом сведения, содержащиеся в обжалуемом постановлении, о том, что я был «надлежащим образом извещенным о месте и времени рассмотрения дела», не соответствуют действительности и не имеют никаких подтверждений в материалах дела. 
II
Важнейшим обстоятельством, которое оказалось не рассмотренным судом ввиду незаконного рассмотрения дела без моего участия, является совершение в отношении меня преступлений теми сотрудниками полиции, которые проходят по материалам дела как «свидетели».
Указанные сотрудники сфабриковали рапорты и объяснения, послужившие поводом для возбуждения в отношении меня административного дела, которые содержат не соответствующие действительности сведения о том, что я якобы участвовал в пикете, проводимом «группой граждан» (как сказано в протоколе – л.д. 2 и постановлении суда).
Эта «группа граждан» (два привлеченных полицией на исполнение этой роли неизвестных мне лица, из которых на месте моего пикетирования эту роль сыграл только один, подскочивший ко мне сзади с листком бумаги в руках и тут же вместе со мною «задержанный» подкравшимися вместе с ним сотрудниками полиции), была сфотографирована находившейся неподалеку моей дочерью Маргулевой Бертой Андреевной (рисовавшей во время моего пикетирования памятник Жукову) и мною, во время доставления (фотографии, приложенные к моему заявлению о преступлении – приложение 1).
При этом лица эти, после моего доставления в ОВД «Китай-город», якобы были направлены в другой ОВД (я указывал об этом в заявлении о преступлении), но, как следует из обнаруженных в деле объяснений «свидетелей» – осуществлявших мой захват сотрудников полиции Кухначева А.А (нагрудный знак МКВ № 130888) и Соболева А.А. (МКВ № 130385), эти лица вообще никуда не доставлялись, так как по словам данных «свидетелей», «увидев нас, двое убежали в сторону метро», и потому задержан был только я – л.д. 7, 8.
Какие-либо иные доказательства проведения пикета «группой граждан», кроме объяснений осуществлявших мой захват указанных исполнителей преступного деяния – лжесвидетелей Кухначева А.А. и Соболева А.А., в деле отсутствуют.
Я же, в свою очередь, оказался лишен возможности представить суду доказательства своей невиновности – в частности, сделанные моей дочерью фотографии, из которых следует, что я препровождаюсь полицией не один, и ее свидетельские показания, для дачи которых я намереваюсь ходатайствовать перед судом первой инстанции о ее допуске к рассмотрению дела в качестве свидетеля.
Таким образом, вменяемое мне правонарушение не имело место, административное дело было сфабриковано сотрудниками полиции, явившимися исполнителями совершенных в отношении меня преступлений, предусмотренных статьями 149 (Незаконное воспрепятствование проведению пикетирования) и 301 ч. 1 (Заведомо незаконное задержание) Уголовного кодекса РФ.
О совершении в отношении меня указанных преступлений мною 19 мая 2015 г. было подано старшему следователю Следственного отдела по Тверскому району г. Москвы ГСУ СК России по г. Москве Рабуеву Бекхану Исмаиловичу, в форме письменного заявления, сообщение о преступлении – приложение 1.
(Примечание. На данный момент, мое указанное заявление о преступлении рассматривается с нарушением норм уголовно-процессуального закона, и, как следует из ответа исполняющего обязанности руководителя Следственного отдела С.А. Шкитина от 01.06.2015 № 67ж-15(1098) – приложение 2, незаконно рассмотрено как обычное обращение и направлено в УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве, в связи с чем мною подана в Тверской районный суд г. Москвы жалоба в порядке ст. 125 УПК РФ от 09.06.2015 вх. № 24100).
В связи с изложенным в пунктах I-II настоящей жалобы, руководствуясь пунктом 4 части 1 статьи 30.7
ПРОШУ:
отменить постановление по делу, вынесенное 01 июня 2015 г. Тверским районным судом г. Москвы в отношении Маргулева Андрея Игоревича ввиду существенных нарушений процессуальных требований и возвратить дело на новое рассмотрение.

Приложение
1. Заявление о преступлении от 19.05.2015 – 4 листа.
2. Ответ из Следственного отдела от 01.06.2015 № 67ж-15(1098) – 1 лист.
18.06.2015 г.
А.И. Маргулев
===================
Признаюсь: я был почти уверен, что дело вернут.
И – ошибся!
Вот какой диалог состоялся у меня в судебном заседании Мосгорсуда от 28.07.2015 с судихой Сисиной Наталией Валерьевной (расшифровка аудиозаписи):
===================
Сисина: Я вашу жалобу читала, будьте добры, пожалуйста, вкратце, тезисно – на что вы хотите обратить внимание суда, почему вы считаете постановление незаконным.
Ну, первый ваш довод – это о том, что существенное нарушение процессуальных норм, да? Вас не известили о судебном заседании…
Маргулев: Да, это самый главный довод, пожалуй, его можно назвать единственным. Это грубое нарушение моих процессуальных прав, потому что я не был должным образом извещен о судебном заседании…
Сисина: (прервав): Подойдите, пожалуйста. (Показывает обязательство о явке в суд, отобранное в полиции.) Это ваша подпись?
Маргулев: Это подпись моя. Это обязательство о явке, данное в полиции, оно не имеет никакой абсолютно юридической силы потому что, извещение мое, уведомление, оно производится по результатам предварительного рассмотрения подготовленности материалов дела судьей, поэтому по итогам этого рассмотрения судья может вернуть материалы, либо назначить судебное заседание и принимает решение об уведомлении меня. Так это все и произошло. Заранее, в полиции, этот вопрос не может в принципе быть решен!
Судья рассмотрела материалы, сочла их подготовленными к делу, постановила в определении меня уведомить, но никоим образом я уведомлен не был.
Сисина: То есть, вы предполагаете, что эта расписка не имеет юридической силы?
Маргулев: Абсолютно. Поскольку, я повторяю, что она никоим образом не означала, что действительно будет слушание… состоится.
Сисина: Ну, а по существу, почему вы считаете постановление незаконным?
Маргулев: Вот именно по существу, из-за того, что я был лишен возможности учствовать в процессе, я не смог представить доказательства своей невиновности…
Сисина: Сейчас принесли доказательства?
Маргулев: У меня в принципе… Мои доказательства – дочь моя, которая должна была дать свидетельские показания, и конечно, я ее не стал приводить…
Сисина: (Неразборчиво).
Маргулев: У меня есть фотографии, фотографии я могу представить – а, ну там они есть, да, в моем заявлении о преступлении – там есть фотографии. Вот, видите, там, значит, ведут… ведет полиция, человека держит, да? Которого я потом сфотографировал в автозаке, вот, и которого видела, соответственно, моя дочь, который он якобы со мной вместе участвовал в пикете. Но, значит, этот человек мне неизвестен, я его не знаю, а самое главное – по показаниям лжесвидетелей – полицейских, этого человека и не было, потому что он, увидев полицейских, убежал в сторону метро. То есть, его вообще как бы и не было. Понимаете? Вот эти доказательства своей невиновности я собирался представить суду.
Сисина: Указываете на процессуальные нарушения.
Маргулев: Да, грубые процессуальные нарушения – я лишен был возможности участия и представления доказательств своей невиновности.
Сисина: Ну, да, а то что вы подписали обязательство о явке – вы не узнавали дальнейшую судьбу – что с вашим делом? Как оно – принято к рассмотрению? Все-таки вас известили, может быть оно… 
Маргулев: Нет, я ни в коем случае не узнавал, почему -…
Сисина: … уведомления суда.
Маргулев: Да. Естественно. Потому что…
Сисина: То есть не обратили вы на это внимания, никакого не придали особого значения, решили, что не нужно приходить, потому что…
Маргулев: Нет. А куда приходить-то?
Сисина: … Вы видите, что в районный суд, написано…
Маргулев: Ну, то есть я просто должен, потому что полиция ввела у себя такой внутренний порядок, я должен по этому поводу куда-то являться, узнавать, назначено ли дело… Никаких не вижу оснований, поскольку полиции нашей я не доверяю, она соучаствовала в фабрикации вот этого дела. Потому что, там они говорили: вот, а этих товарищей, которых со мной привезли, - их давайте в другое отделение, а потом оказывается, этих товарищей, их и не существовало, они заранее убежали… Это от нашей полиции убежать, да – там идет наряд в 6 человек… Вот. Все это – сфабрикованное дело, почему я должен был реагировать на эту вот бумажку, конечно, нет. Я только должным образом…
Сисина: Ждали повестки.
Маргулев: Естественно. Или телефонограммы, или чего-либо еще.
Сисина: Или извещения по почте.
Маргулев: Да, вот меня известили телефонограммой, что вот здесь будет заседание – я все, вот, пошел, узнал, когда, то есть, в каком кабинете и так далее. Здесь ничего этого не было, и в материалах ничего нет.
Сисина: Понятно. Все пояснения у вас?
Маргулев: Да.
Сисина: Суд удаляется для принятия решения…
===================
С интересом ожидал узнать, что же придумает «суд», чтобы обосновать новый «порядок» «надлежащего уведомления»…
26.08.2015 я получил, наконец, решение Сисиной по моей жалобе. Почитайте и поймите – это не что-то из ряда вон, это обычное, повседневное, рутинное надругательство над правосудием и справедливостью…





Итак, судиха придумала (нет, конечно – для нее придумали) некий внепроцессуальный способ вызова привлекаемого для судебного рассмотрения его дела через предварительное и никак не регламентированное «поручение» суда полиции еще до того, как «суд» вынесет определение о вызове привлекаемого:

Что уж говорить об оценке моих объяснений, моих фотографий…
Что уж говорить о какой-либо законности…
Я, конечно, напишу жалобу на данные решение и постановление, но…
Не сомневаюсь, что мое покушение на новый «порядок» «надлежащего уведомления» будет предотвращено. Потому что «судам» теперь, очевидно, дана установка из Администрации президента делать все, что полезно полиции для подавления любой протестной активности, проводимой без санкции властей, хотя бы и по закону…
Тем не менее, в Части 3, которая впереди, я расскажу, чем закончатся обе линии моего публичного разоблачения преступного характера современного российского «правосудия» на этом очень частном, и очень характерном примере...