magrul (magrul) wrote,
magrul
magrul

Categories:

МВД-шная подтирка

Эта история – заведомо не из числа громких.

И ее фигурант – федеральный судья Сальникова Марина Львовна – не прославлена пока, как пятеро ее коллег по Тверскому суду г. Москвы, вошедших в «Список Кардина». Ну «не повезло» ей – в ее ведении гражданские, а не уголовные и административные дела…

Так что данный пост – это некоторое «восстановление справедливости».

Феномена нынешней судебной власти я уже касался в посте «Ряженная нечисть Фемиды Путиновны», и вот с подобными «серыми мышками» из числа этой нечисти каждый может столкнуться абсолютно в любом суде.

Поэтому не забывайте, за чем медвепут снова и снова вас туда зовет...

Началась эта история 1 февраля 2011 г., когда на улице Юннатов в Химках проходила протестная акция против застройки зеленой зоны бывшей Станции юных натуралистов.

Одним из организаторов акции была Алла Чернышева – проживающая на этой улице активная защитница Химкинского леса. По этой причине она и была выбрана объектом провокации – сообщения, о якобы подброшенной в толпу «бомбе», а затем – «установлении», что бомбу эту принесла Алла.

Итак, мать двоих детей вместе с оными увезли из дома на допрос, а через 9 дней на сайте ГУВД по Московской области появилось следующее:
сообщ

Заметьте: акция названа «акцией в защиту Химкинского леса», а про Аллу говорится, что она берет с собой детей «на все акции и мероприятия всегда и везде». То есть матерого активиста захватили с поличным! – вот каковы они, защитники Химкинского леса…

В скобках заметим, что использование таких провокаций является побочной рутинной деятельностью в деле проверки бдительности граждан и пр., о чем, в частности, рассказано в статье газеты «Известия от 11 марта 2012 г. «МВД “минирует” Россию». Там, в частности, говорится: «МВД закупает партию муляжей взрывных устройств, чтобы оставлять их в общественных местах… В МВД признаются, что пока полицейским самим приходится изготавливать муляжи самостоятельно, из подручных материалов».

Через 4 дня, 14 февраля 2011 г., мы с Аллой на личном приеме у сусальниковой (сокращение от «судьи Сальниковой») подали иск о защите чести к ГУВД по МО. И закрутилось.

Сначала сусальникова просто игнорировала наш иск вместе с ГПК РФ. И рассмотрела его только 1 марта, вынеся определение об отказе в его приеме. 4 марта она якобы выслала его, вместе со всеми поданными документами, Алле.

«Якобы» – потому что много месяцев этих документов нигде обнаружить не удавалось, а в предоставлении номера заказного отправления из описи заказных бандеролей (писем), по которому можно было бы отследить «почтовую» судьбу якобы высланного, аппаратом сусальниковой было отказано.

24 марта, на личном приеме я все же получил копию этого определения, в котором говорилась следующая дежурная ложь (на которую любой судья имеет право по своему «внутреннему убеждению»):

«Данное исковое заявление не может быть принято к рассмотрению Тверским районным судом г. Москвы, поскольку в порядке гражданского судопроизводства суды не вправе рассматривать дела об оспаривании сведений, содержащихся в официальных документах, сообщениях следственных органов в связи с производством по уголовному делу, для оспаривания которых предусмотрен иной установленный законом судебный порядок».

Невзирая на пропажу документов, используя копию искового заявления с отметкой суда, я подал 1 апреля частную жалобу (№ 1) на отказ в принятии искового заявления, в которой указывал:

«Судом не указано ни одного факта, доказывающего, что иском оспариваются какие-либо процессуальные или иные официальные документы в связи с производством по уголовному делу, для обжалования которых предусмотрен иной установленный законом порядок. В частности, не приведено ни одного довода, подтверждающего, что размещение ответчиком сообщения от 10 февраля 2011 г. на сайте ГУВД МО по адресу http://www.guvdmo.ru/mo/novosti/8854 «Евгений Гильдеев о задержании Аллы Чернышевой» является законной реализацией его процессуального права или исполнение процессуальной обязанности по уголовному делу». (Данная ссылка давно не работает, см. ниже, но сообщение имеется на других сайтах, его перепостивших.)

И, в завершение жалобы:

«Как указано в пункте 2 определения Конституционного Суда РФ от 25 декабря 2008 г. № 1044-О-О,

«положение пункта 1 части первой статьи 134 ГПК Российской Федерации не предполагает возможности отказа в принятии судом искового заявления со ссылкой на обстоятельства, подлежащие установлению в ходе судебного разбирательства; оно направлено на исключение принятия судом к рассмотрению дел, явно не относящихся к компетенции судов общей юрисдикции».

Таким образом, судом в обжалуемом определении от 01.03.2011 применена норма части 1 статьи 134 ГПК РФ, не подлежащая применению».

Мосгорсуд согласился с моими доводами и 30.06.2011 отменил определение сусальниковой от 01.03.2011.

Далее происходило следующее: прошел месяц – я не получаю никаких документов из Тверского суда о назначении нового рассмотрения. 4 августа прихожу к сотрудникам сусальниковой, узнав, что пришедшее из Мосгорсуда дело передано ей еще 15 июля, однако мне ничего не сообщают о движении дела, а выгоняют в хамской форме, о чем я подаю жалобу (такие жалобы мне пришлось подавать еще не раз).

Наконец, 5 августа 2011 г. сусальникова назначает предварительное заседание на 25.08.2011, правда копию определения с требованиями того, что нужно сделать, не высылает.

25-го августа заседание прошло фиктивно, но зато я узнал, какие требования предъявлялись: мне надлежало на следующее заседание 27 сентября представить нотариально удостоверенную страницу Интернета с порочащими сведениями.

Надо сказать, что такой формы нотариального действия, как заверение страницы Интернета, не существует, существует «протокол осмотра сайта» – весьма затратное мероприятие (5-10 тыс. руб.). Однако никакого требования нотариальной формы такого документа в законах нет. Поэтому я подготовил данный протокол с помощью Межрегиональной общественной организации «Общество защиты прав потребителей и охраны окружающей среды “ПринципЪ”», представив свидетеля данной организации для подтверждения обстоятельств его составления.

На суде 27.09.2011 представитель ответчика не возражал против этого, однако сусальникова в приобщении данного протокола осмотра сайта отказала, так как он якобы «не отвечает требованиям допустимости доказательств», поскольку закон якобы требует нотариальную форму заверения.

Я подал возражения относительно действий сусальниковой, как свидетельствующих о необъективном рассмотрении дела (занесены в протокол).

Тут нужно отметить, что полиция и сусальникова работали, видимо, по давно отработанной схеме, не дававшей раньше сбоев. Поэтому представители МВД и не думали отрицать факт распространения сведений, они доказывали правомерность этого распространения.

Цитирую протокол от 27.09.2011:

«Пр. от-ка: Возражаем против удовлетворения заявленных требований по основаниям, указанным в возражениях на исковое заявление. Сведения размещенные на сайте не являются порочащими честь и достоинство истца, т.к. в соответствии с видеозаписью и свидетельскими показаниями, именно Чернышева Алла принесла пакет с муляжем взрывного устройства. /…/

На вопросы суда пр. от-ка: /…/

– Да, сведения были распространены в связи с возбуждением уголовного дела»./…/

– Сайт, который указан в исковом заявлении, принадлежит ГУВД».

(Замечу, что отмеченное тут подчеркиванием – важно для осознания последующего…)

Заседание было перенесено на 18.10.2011, причем от меня было потребовано «предоставить надлежащие доказательства распространения сведений».

18.10.2011 я явился с надлежащими доказательствами в виде свидетеля – сотрудника составившей протокол осмотра сайта организации С.В. Ильютика, которого я просил суд заслушать, поскольку «показания данного свидетеля должны доказывать распространение сведений о Чернышевой А.Н. на официальном сайте ГУВД по МО, порочащие ее честь и достоинство» (протокол). Ответчик оставил решение по ходатайству на усмотрение суда, ну а «суд на месте определил: заявленное ходатайство оставляет без рассмотрения, считая его преждевременным, вернется к нему позднее».

Здесь, конечно, вопрос: а почему «преждевременным»? Ведь я просто выполнял требование суда «предоставить надлежащие доказательства распространения сведений»?

Как вы можете догадаться, к данному ходатайству суд больше не возвращался, и это, разумеется, было запланировано. Потому что вслед за моим ходатайством заявил, в свою очередь, ходатайство один из представителей ГУВД по МО, и оно было немедленно удовлетворено. А было оно – «о прекращении производства по данному делу в связи с тем, что сведения, содержащиеся в оспариваемом сообщении, были распространены в рамках предварительного расследования в связи с возбужденным уголовным делом и по решению дознавателя, в чем производстве находилось данное уголовное дело. В соответствии со ст. 161 УПК РФ лицо, в чьем производстве находится уголовное дело вправе принять решение о разглашении сведений по предварительному рассмотрению. Действия эти обжалуются по ст. 125 УПК РФ».

Ровно к этому выводу и пришел Тверской районный суд г. Москвы в лице сусальниковой в своем определении от 18.10.2011 г., указавший, в частности:

«Указанная в сообщении пресс-службы информация была разглашена в рамках предварительного расследования уголовного дела с соответствующего разрешения дознавателя».

Сусальникова не стала заморачиваться тем, что Мосгорсуд в своем определении от  30.06.2011 не согласился с ее выводами потому, что «данных, свидетельствующих о том, что оспариваемые Чернышевой А.Н. сведения, содержатся в официальных документах, сообщениях следственных органов и в связи с производством по уголовному делу, в материалах дела не имеется». А вот теперь, решила она, они появились – в виде постановления о возбуждении уголовного дела – где фамилия Чернышевой вообще не упоминается, и в виде голословного заявления представителя ГУВД по МО о том, что дознаватель принял решение распространить сведения и дал на это разрешение. Нет никаких документов на этот счет? А где сказано, что они должны быть?

Однако и на этот раз вышел у нее облом.

14 марта 2012 г. Мосгорсуд удовлетворил мою частную жалобу № 2 от 28.10.2011 г., и, отменяя определение сусальниковой, отметил, что «в нарушение требований ст. 369 ГПК РФ судом первой инстанции не совершены процессуальные действия о необходимости совершения которых указано в определении судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 30 июня 2011 г.».

Кстати, представитель МВД в Мосгорсуде уже и не пытался обосновывать правомерность размещения сообщения, а пытался защититься от признания иска тем, что порочащая информация уже удалена с сайта:

 «…Хотелось бы отметить, что в настоящее время данная информация с сайта ГУВД Московской области уже удалена и там больше нет этих сведений. Соответственно, когда она размещалась, значит, в начале этого года <очевидная оговорка – А.М.>… Действительно, наше управление информации и общественных связей постоянно публикует сообщения о тех или иных преступлениях на своем сайте, и в тот момент Чернышева проходила по делу как свидетель, а по показаниям других очевидцев, говорили что эти очевидцы, что у Чернышевой был пакет с муляжем взрывного устройства. То есть это была информация только в этой связи тогда размещена. И потом, соответственно, она была уже удалена за прошествием времени» (расшифровка аудиозаписи).

Как, вероятно, догадывается опытный читатель, повествование наше подходит к кульминации. Что же такого придумает сусальникова на этот раз?

Сейчас узнаете.

Первое заседание, 29 мая 2012 (в протоколе, ошибочно, 28 мая) было сорвано: ответчик (как и истец) не был уведомлен должным образом. Поэтому по ходатайству ответчика рассмотрение было отложено на 26 июня. Единственное, что было рассмотрено мое заявление об отводе сусальниковой по мотивам сомнений в ее объективности и беспристрастности, на основании, в частности, второго определения Мосгорсуда, где указывалось «на нарушение судьей Сальниковой М.Л. требований ст. 369 ГПК РФ».

Разумеется, сусальникова себя не отвела без какого-либо рассмотрения моего довода по существу.

Поэтому 26 июня я вновь заявил отвод судье в связи с «вызывающим сомнение в его объективности и беспристрастности неоднократным препятствиям в движении дела по иску моего доверителя, в том числе с установленным вышестоящим судом нарушением закона», мотивируя повторный отвод тем, что «в нарушение п. 5 части 1 ст. 225 ГПК РФ, суд не указал мотивов, по которым он пришел к выводу о том, что неоднократные препятствия судьи Сальниковой М.Л. в движении дела по иску моего доверителя, в том числе с установленным вышестоящим судом нарушением закона, вызывающие у меня сомнение в его объективности и беспристрастности, – не являются основанием для отвода согласно п. 3 ч. 1 ст. 16 ГПК РФ».

На сей раз, сусальникова на месте определила мой отвод не рассматривать, так как основания отвода те же, а оснований для повторного рассмотрения нет…

Все это, конечно, чисто дежурные ходы, не относящиеся к делу: хоть как-то ведь надо показать нечисти, что ее подлая и преступная роль извращения правосудия ни для кого не является тайной, хоть три мантии она на себя напяль?

Но вернемся к делу.

Вот он "момент истины": ответчик приобщает возражение, в котором говорится, что…

«истцом не представлено надлежащих доказательств подтверждающих факт распространения ГУ МВД России по Московской области сведений, порочащих честь и достоинство А.Н. Чернышевой»!

Дальше я цитирую протокол:

«Пр. истца: 10 февраля 11 года на сайте ГУВД МО было размещено сообщение от имени ГУВД, которое распространено пресс-секретарем Гильдеевым о задержании Аллы Чернышевой, о том что мой доверитель 1 февраля 11 года принес с собой в толпу и оставил муляж взрывного устройства. Я избавлен от необходимости доказывать факт распространения так как противоположная сторона признала данный факт. /…/

Пр. от-ка: мы не согласны с требованиями. Истцом не представлены доказательства распространения информации. Просим отказать

Пр. истца: до данного момента ГУВД не отрицало факт распространения информации

Пр. от-ка: мы не подтверждали этот факт – сообщение было написано ГУВД, что касается Чернышевой, то там не указано, что именно она».

Вот такая откровенно-бредовая ложь…

Ну и далее, при исследовании письменных материалов:

«Дополнения пр. истца: факт распространения входил так же (грамм. ошибки и описки протоколов мною не исправлялись. – А.М.) в определение суда от 18 ноября 11. данное сообщение снято с сайта ГУВД

Пр. от-ка: истец не представил доказательств о том что было распространение на сайте информации

Исследование письменных материалов окончено.

Прении пр. истца: 3-ая попытка осуществляется ГУВД уйти от гражданской ответственности, первые 2 основывались что сообщение распространено законно когда попытки не удались они опровергают все.

Прошу удовлетворить заявление.

Пр. от-ка: истцом не представлены доказательства о том что сообщение именно по Чернышевой. Просим отказать».

И вот долгожданное решение. «По внутреннему убеждению» сусальниковой:

«…Из материалов дела следует, что истцом не доказан факт распространения ответчиком оспариваемых сведений. /…/

Ответчик отрицал факт распространения спорных сведений на сайте ответчика в Интернете.

Иных доказательств распространения спорных сведений истец не представил.

На основании изложенного, суд приходит к выводу, что требования истца не доказаны и не подлежат удовлетворению».

Вот, собственно, и все.

Вот вам и «принципы деятельности судов общей юрисдикции», в частности, принцип равенства:

«Все равны перед судом. Суды не отдают предпочтение каким-либо органам, лицам, участвующим в процессе сторонам...» – ФЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации».

Вот вам и цена не только медвепутинским приглашениям в суд, но и сетованиям прикормленных им юристов (М. Барщевского, в частности) о том, что не приучится, мол, никак наш народ обращаться в суд за защитой своих прав…

Ну а усердие нашей «серой мышки» по подтирке обосравшихся правоосквернителей не будут, конечно, обойдены вниманием «Списка судейской нечисти», пусть не сомневается!


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments